О чём РЕЧЬ?

– «Школа заминирована», – подобные сообщения время от времени доводится слышать операторам службы «102». Но даже если у правоохранителей есть основания полагать, что звонок – это чей-то розыгрыш, на место всё равно выбывают сотрудники милиции, МЧС, саперно-пиротехническая группа и другие службы. Проводится экстренная эвакуация, помещения обследуются на наличие взрывных устройств, тем самым отвлекаются большие силы и средства. Между тем отношение к «лжеминерам» у правоохранителей совсем не шуточное, при этом найти хулиганов не составляет труда. А доказать вину подозреваемого помогает фоноскопическая экспертиза, которую проводят сотрудники УГКСЭ Республики Беларусь по Гродненской области – государственные судебные эксперты отдела технических экспертиз управления специальных и технических экспертиз Андрей Васильевич Ветров и Денис Вацлавович Арабчик. По голосу и речи они способны идентифицировать звонившего, даже если он – прекрасный пародист.

 


«Взрывные» шутки

Как правило, «взрывными» шутками балуются подростки, которые хотят прогулять занятия. Хотя в последнее время таких случаев гораздо меньше, ведь подобные шалости дорого обходятся несовершеннолетним и их родителям. Ответственность за ложное сообщение об опасности наступает с 14 лет и предусматривает наказание в виде штрафа, ареста, ограничения свободы на срок до трёх или лишения свободы на срок до пяти лет. Если ребёнку не исполнилось четырнадцать, за него отвечают родители, а самого «лжеминёра» ставят на учёт в инспекцию по делам несовершеннолетних.

Однако порой такие шутки позволяют себе не только дети, но и взрослые. Андрей Ветров вспоминает экспертизу, которую специалисты проводили несколько лет назад:

– Употребив алкоголь, гродненец не придумал ничего лучше, чем позвонить в милицию и заявить о том, что здание суда Октябрьского района заминировано. При этом говорил он с изрядной долей пафоса, называя себя “террористом номер один по городу Гродно”. Совершенно иначе гражданин вёл себя в нашем кабинете, куда правоохранители доставили его для отбора образцов голоса и речи. Мужчина искренне раскаивался, от былой бравады не осталось и следа. К сожалению, под воздействием алкоголя он и себе жизнь испортил, и доставил неудобства экстренным службам, а также людям, находившимся в здании суда. Мы же дали заключение о том, что отобранные образцы и голос на фонограмме, предоставленной правоохранителями, принадлежит одному и тому же человеку, а именно подозреваемому.

Дуэт акустики и лингвистики

Фоноскопическое экспертное исследование относится к категории комплексных экспертиз и выполняется дуэтом специалистов – инженером-акустиком и лингвистом. Так, Андрей Ветров исследует звук при помощи специальных компьютерных программ, позволяющих визуализировать его, а после – измерить параметры:

– Передо мной звук предстаёт в виде изображения – спектрограммы, на которой видны определённые признаки: их я описываю в цифрах. А Денис пытается выделить то, что можно уловить на слух: особенности звукопроизношения, построения предложений, словоупотребления и т.д.

– К одному из самых ярких признаков относится заикание, – пояснят Денис Арабчик. – Оно встречается достаточно редко, поэтому имеет большой удельный вес при проведении исследования. А кто-то, например, обладает определённой манерностью речи. Но особое внимание необходимо обратить, не специально ли человек искажает её. Для этого за дело вновь берётся Андрей Васильевич. И как бы человек ни пытался изменить свой голос: прогнусавить или пропищать, набрав в лёгкие гелия из воздушного шарика, закрыть трубку какой-либо тканью, сымитировать картавость, шепелявость, инструментальный анализ покажет это. К слову, чем больше записанного голоса мы имеем, тем выше шанс найти какие-то идентичные сходства в исходной и спорной фонограммах. Если же речевого материала недостаточно, то и каких-то совпадающих особенностей иногда найти не представляется возможным.

– Наша система сравнивает до 501 признака. Когда кто-то намеренно искажает свой голос, он может исключить часть признаков, например, 100. Но 400 ведь останется. А анатомическое строение своего речевого тракта человек изменить не в силах, каким бы талантливым пародистом он ни был, – добавляет А.Ветров.
Круг вопросов

По словам собеседников, одна из наиболее распространённых ситуаций – когда человек одолжил другому некоторую сумму, а тот деньги не отдаёт. Тогда потерпевший фиксирует разговор с оппонентом на тему долга на звукозаписывающее устройство, а специалисты изучают эти фонограммы. Также экспертизы проводятся по уголовным делам, связанным с расследованием вымогательств, шантажа, коррупции, злоупотреблений властью и служебными полномочиями и т.д.

Кстати, в Беларуси существует республиканская база фоноскопического учета, которая формируется из образцов голоса и речи граждан, привлечённых к ответственности по некоторым статьям Уголовного кодекса. Прежде всего, тех, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления. Инициаторами постановки на учёт являются правоохранительные и органы следствия.

Перед А.Ветровым и Д.Арабчиком могут стоять задачи установить дословное содержания фонограмм, идентифицировать человека по голосу и речи, определить его личностные характеристики: пол, эмоциональное состояние, примерный возраст и др. Нередко приходится очищать записи от шумов, повышать их разборчивость, устанавливать характеристики места, в котором был записан звук. Когда же отбираются образцы, речь подозреваемого корректируется по темпу, громкости, эмоциональному состоянию, теме разговора: для того, чтобы добиться эмоционального и лингвистического подобия образцов со спорной фонограммой. По результатам работы двух экспертов выносится положительное либо отрицательное заключение.

– Каждый по отдельности проводит свой вид анализа, затем сравниваем выводы, и если они совпадают, выносим заключение, – говорит Андрей Васильевич. – Кстати, фактов несовпадения у нас ни разу не было. Случалось, не хватало признаков, чтобы дать ответ. А так, чтобы по лингвистическим признакам было одно, а по акустическим другое – не бывало.

Всё, что в наших силах

– Стоимость проведения экспертизы зависит от длительности фонограммы и ее качества. Чем оно хуже, тем больше времени будет затрачено на исследование, – рассказывает А.Ветров. – Поэтому, если к нам обращается обычный гражданин, прежде всего мы его консультируем, поясняя, что в наших силах. К примеру, один мужчина принёс три фонограммы, каждая продолжительностью по часу. Когда мы спросили, есть ли на них фрагменты, наиболее значимые, те, ради которых исследование и затевается, выяснилось, что длятся они всего 10 минут. Когда клиент сократил продолжительность аудиозаписи, стоимость исследования снизилась в разы.

Ювелирная работа

Проведение экспертизы – очень трудоёмкий процесс. Взять, к примеру, одну из последних. Правоохранительные органы предоставили на исследование четыре DVD-R-диска, два DVD и еще четыре CD, на которых содержалось порядка 120 файлов.

– Наше заключение составило 244 страницы, – удивляет Денис Вацлавович. – Мало того, что все файлы нужно прослушать, необходимо определить количество участников разговора, разбить их по группам, потом исследовать речь вплоть до фонетического уровня. У нас существует целая методика работы с аудиозаписями. Ту или иную порой приходится слушать до 20 раз. При этом необходимо учесть и человеческий фактор, ведь эксперт не может целый день сидеть в наушниках. Спустя 3-4 часа все голоса, даже если они в принципе различаются, воспринимаются как один. В целом, мы занимаемся монотонной, ювелирной работой. Но при этом она очень интересная!

Ольга Махнач

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>