ВЕТЕРАН ЭКСПЕРТНОЙ СЛУЖБЫ

Для ветерана МВД Юльяна Юльяновича Лакути этот год по-своему юбилейный: ровно 50 лет назад он пришел на работу в милицию, где прослужил 25 лет, 22 из которых — в экспертной службе. Находясь на заслуженном отдыхе, ветеран поддерживает связи со своими коллегами, интересуется новостями, делится опытом. Недавно сотрудники Слонимского межрайонного отдела государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь пригласили основателя экспертного дела в отдел, чтобы в торжественной обстановке поздравить его с днем рождения.

ПОСЛЕВОЕННОЕ ДЕТСТВО

Юльян Юльянович Лакутя родился в 1941 году в Альбертине в многодетной трудовой семье. Его отец – Юльян Константинович работал на бумажной фабрике. Мама – Елена Фадеевна была награждена медалью матери-героини. В семье Лакутя выросли 6 детей: три дочери – Лилия, Галина и Нина, и три сына – Леонид, Михаил и Юльян.

— Детство у меня было тяжелое, послевоенное, — вспоминает  Юльян Юльянович. — Жили мы на теперешней ул. Советских пограничников в Альбертине, тогда она называлась Юрздыка, а потом Кирова. Это теперь ее застроили дальше к лесу и заасфальтировали. А тогда это была небольшая тихая улица… После войны было тяжело: продукты давали по карточкам, отец один работал. Из хозяйства у нас была только корова. Я был самым младшим в семье. В 1947 году пошел в первый класс, в школу, которая размещалась в здании нынешнего магазина «Исса».

ТРУДОВАЯ МОЛОДОСТЬ

В трудное послевоенное время Ю. Лакутя рано приобщился к труду. После окончания 8-ми классов он устроился учеником экскаваторщика на Альбертинскую бумажную фабрику, где работали его отец и старший брат. Одновременно Юльян Юльянович продолжал учебу в вечерней школе рабочей молодежи.

— В 1960 г. я был призван в ряды Советской армии, — говорит ветеран. — Торжественные проводы были в клубе бумажной фабрики. Тогда каждому призывнику достался чемодан в подарок. Служил в Калинковичах Гомельской области в авиационном полку. В 1963 году, возвратившись в родной город, вновь пошел работать на бумажную фабрику экскаваторщиком.

ПОЗВАЛА МИЛИЦИЯ!

Юльян Юльянович вспоминает, что у него с детства было стремление что-то расследовать, всем интересоваться, многое подмечать. Его пунктуальность, основательность в делах и природная наблюдательность, в конечном счете, и привели Ю. Лакутю к службе в милиции, работе по охране законных прав и интересов советских граждан.

Окончив в 1967 году Минскую среднюю специальную школу милиции, он вновь возвращается в Слоним. На новой работе, как и во всей жизни, у лейтенанта Лакути не было легких дорог.

— 50 лет назад в райотделе милиции служило много известных людей, уважаемых сотрудников, ветеранов Великой Отечественной войны. Например, почти весь кадровый состав патрульно-постовой службы состоял из бывших партизан. Я окончил факультет «Безопасность движения транспорта», но в то время вакантной должности в ГАИ не было, и меня направили в ОБХСС, где я прослужил около года. В 1968 году в отделе начала работать «Дежурная часть» и меня перевели в это новое подразделение. До этого составлялся график, и все офицеры ходили на дежурства по очереди.

СТАНОВЛЕНИЕ ЭКСПЕРТНОЙ СЛУЖБЫ

Примерно, в тоже время в отделе ввели должность эксперта. Сначала экспертом был Николай Николаеня, а после того, как он ушел в Гродно, работал Валентин Габровский. Тогда эксперты, в основном, фиксировали место происшествия на фотокамеру.

— Первоначально, когда я пришел в экспертную службу, — вспоминает ветеран, — так было и у меня. Затем, я три раза ездил на стажировку в Управление МВД и два раза — в Академию наук БССР. В 1974 г. меня отправили учиться на курсы при Московской криминалистической школе. Там учились сотрудники милиции со всего Союза. Помню, когда умер Жуков, то мы были на его похоронах. В Москве я сдавал государственные экзамены, после чего мне выдали свидетельство о праве производить экспертизы по исследованию вещественных доказательств… Поначалу мне выделили маленький кабинет на втором этаже отдела милиции на ул. Синичкина. Этот кабинет мы делили вдвоем с бухгалтером. Понятно, что для производства экспертиз мне нужны были другие условия. Вскоре начальство выделило мне отдельный кабинет, в котором и появилась первая криминалистическая лаборатория.

Юльян Юльянович начал работать в должности эксперта-криминалиста, а затем и старшего эксперта. Большие служебные и общественные нагрузки не помешали ему заочно окончить в 1981 г. факультет Минской Высшей школы МВД СССР.

«ЧП» В НАГУЕВИЧАХ

Эксперт Ю. Лакутя обслуживал не только Слонимский, но еще Дятловский и Зельвенский районы. За 22 года в экспертной службе Юльяну Юльяновичу в составе следственной группы приходилось «распутывать» множество уголовных дел.

— Зимой, в конце 70-х, в Нагуевичах было совершено убийство женщины, — вспоминает ветеран. — Один из жителей заявил, что его жена пропала. На место выехала следственная группа. Муж пропавшей сказал, что у его жены были неприязненные отношения с соседом. Якобы, тому она нравилась, и он к ней приставал. Когда стали проверять соседа, то по его поведению, поняли, что он что-то скрывает. Подозреваемый жил с отцом на окраине деревни, по правую сторону от кладбища… Когда в темноте стали осматривать место происшествия, то увидели, что на снегу имеются два следа – женский и мужской. Было похоже, что один тащил другого. В метрах ста от кладбища обнаружили место, где на снегу были видны следы борьбы. Нашли женский платок и след от саней. У подозреваемого тоже был конь и сани. Начали осматривать его сани, перевернули, а на каркасе – кровь. А сам подозреваемый к этому времени спрятался. На наши вопросы отец отвечал, что, где сын не знает. Мы сделали вид, что уехали, а сами через некоторое время вернулись и застали подозреваемого дома. Осмотрели его комнату и под постелью нашли женские часы и деньги. И под этими уликами убийца сознался и сказал, что когда он задушил женщину, то запряг лошадей и отвез труп за километр от села, в болото. В момент совершения преступления он был в состоянии алкогольного опьянения и напал на жертву, чтобы завладеть ее телом. По тем временам случай был довольно редкий.

УЧЕБНЫЕ ВЫЕЗДЫ

В те годы, руководством отдела иногда проводились учебные выезды по проверке следственных действий. Естественно, рядовые сотрудники, которых проверяли, ничего об этом не знали.

— Однажды, начальник райотдела Сулевский и его заместитель Городко сделали инсценировку кражи из магазина на Лабазовке, — улыбается Юльян Юльянович. — Как обычно, выехала следственная группа. Во-первых, меня насторожило, что в помещении слишком много горелых спичек. Это Городко жег спички, чтобы показать, что преступник освещал себе путь… Во-вторых, возле дверей лежал навесной замок с перепиленной дужкой. Но где произошел перепил? На месте, или нет? У меня в практике было, что инсценировку ограбления делали и сами материально ответственные лица, поэтому важно было установить произошло ли незаконное проникновение или нет. Я достаю магнит и подношу туда, где должны быть металлические опилки. Провел по полу, а там – чисто. Говорю следователю – Людмиле Владимировне Пролеске, что нас проверяют. Проверяющие поняли, что мы догадались и говорят: «Ладно, бросайте все и быстрее выезжайте на реальное место преступления».

УБИЙСТВО НА ХУТОРЕ ОСОБНЯКИ

В 80-е был случай, когда соседи заметили, что одна из сельчанок, которая жила на хуторе Особняки, три дня не выгоняет на пастбище коров и позвонили в милицию. Выехала группа, которая обнаружила, что в сенях деревенского дома стоит лестница, рядом с которой в странной позе лежит женщина с разбитой головой.

— Ноги были вверху, — вспоминает Ю. Лакутя, — как будто она падала, а голова лежала на кирпиче. Но ошибка преступника была в том, что рядом он оставил топор, на котором были найдены следы крови. Это натолкнуло нас на то, что здесь произошел не несчастный случай, а убийство. Когда осмотрели кирпич, то под ним была лужа крови, которой под лежащим предметом быть не должно. Стали осматривать дом: на большом сундуке был сорван замок. Начали вести следствие. У убитой в Слониме проживала родная сестра. У нее был муж – бывший работник милиции, судимый, который нигде не работал. Выяснилось, что накануне он был у погибшей, ремонтировал колодец. Казалось, подозреваемый найден. Показали ему топор, на котором был обнаружен след его пальца. А он говорит: «Да, я работал этим топором». Следствие зашло в тупик.

Все родные погибшей знали, что у нее было много денег. Она всю жизнь работала в колхозе, держала большое хозяйство, сдавала государству молоко и телят. Сама жила очень скромно. У нее была накопительская мания: хранила деньги в сундуке, а когда тысячу рублей накопит, перевязывала веревочкой и прятала в мешок.

Когда мы делали повторный, уже в третий раз, осмотр места преступления, то пошли осматривать сарай. Следователь Козлов пошел с щупом по периметру сарая. А я подумал, что женщины, обычно, деньги не закапывают и к ним должен был быть легкий доступ. Зашел в сарай и чувствую, что меня тянет к большим 500-литровым бочкам, наполненным доверху рожью. Дай, думаю, запущу в бочку руку. Засунул и почувствовал что-то твердое. Вытащили мешок, а там деньги – 36 тысяч рублей. Деньги, из-за которых была убита хуторянка, через некоторое время поделили между родственниками, а убийцу, к сожалению, так и не нашли…

НАДЕЖНЫЙ ТЫЛ

Высокий профессионализм Юльяна Юльяновича всегда сочетался с душевной добротой, отзывчивостью на чужую боль и беду, принципиальностью. Он не раз избирался депутатом Гродненского областного Совета депутатов. Умел убеждать и увлекать людей за собой.

— Я всегда чувствовал поддержку со стороны родных, — говорит ветеран. – Особенно, со стороны жены. Как говорится, дома я почти и не бывал. Она мирилась с этим и поддерживала. Сама 27 лет отработала в милиции – паспортисткой. В то время добраться до Альбертина было трудно. Добирались на попутках. Только добрался домой со службы, приезжают коллеги из отдела, стучат в дверь — надо ехать на место происшествия. В 1992 г. я пошел на пенсию. Сдал имущество эксперту Борисову. Я был один, а потом уже стало два эксперта. После меня работали Загнеткин и Воронин.

Юльян Юльянович имеет широкий круг интересов – литература, столярное и фотодело. Он страстный рыбак и охотник. Отличный семьянин. Вдвоем с женой Ниной Ивановной вырастил и воспитал сына Александра, который пошел по стопам отца и стал офицером милиции.

В год 100-летия белорусской милиции хочется пожелать ветерану крепкого здоровья, бодрости духа и всех земных благ!

Игорь ПРОКОФЬЕВ.

газета «Слонимский вестник»

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>